Get Adobe Flash player
Опрос
[poll id="3"]
Мы в твиттере


Гетто от Сбера. Почему крупнейшие банки начали вкладываться в такси

Гетто от Сбера. Почему крупнейшие банки начали вкладываться в таксиРоссийский Сбербанк выдал международной службе такси Gett (ранее – Gettaxi) кредит на 100 миллионов долларов; срок кредита – семь лет. Такие займы принято называть венчурными (от venture – риск), так как их возврат реален лишь при запланированном развитии бизнеса – если что-то пойдет не так, Сбербанк останется без одолженных средств.

Гиганты живые и мертвые
Служба Gett создана в Израиле 2010 году, на волне завоевания таксистами интернета – или интернетом таксистов, кому как больше нравится. Годом ранее на американский рынок вышел знаменитый ныне Uber, а год спустя в России заработают Яндекс.Такси и Wheely.
Экспансия этих заточенных на мобильные приложения проектов убила предыдущую модель работы такси, когда клиент звонил в одну из многочисленных служб, которая либо сама отрабатывала заказ, либо за долю малую скидывала его на онлайн-биржу. Как раз в 2011 году один из моих деловых партнеров начал организовывать в Москве такой «таксопарк» – без единой машины, только чтобы получать процент с отданных на биржу заказов. Gett и Uber в России еще не работали, так что определенный шанс у проекта был. Но тут на рынок вышел «Яндекс», и никаких вопросов больше не осталось.
Конечно, не только указанные службы предоставляют услугу вызова такси через браузер или мобильные приложения; более того, сами схемы их работы весьма сильно различаются (у кого-то есть собственный автопарк, кто-то просто распределяет заказы). К тому же в маленьких российских городах гиганты не работают – невыгодно, поэтому лидерами по числу заказов в нашей стране остаются сети типа такси «Максим», зарабатывающие именно на периферии, где к тому же слабее развит общественный транспорт. Но учитывая опыт других рынков, можно смело сказать, что будущее – за глобальными службами такси, а мелким таксопаркам остается только перекрасить свои машины в корпоративные цвета того или иного гиганта – и выплачивать ему процент с каждого клиента (6-20% в зависимости от условий сотрудничества).
Впрочем, и гиганты выживают далеко не всегда. Так, громко стартовавший американский Sidecar вышел на рынок в 2011 году, а четыре года спустя прекратил свою работу. Причина – нехватка того самого венчурного финансирования, которым Сбербанк так щедро оделил Gett: за все время своего существования Sidecar собрал всего 30 млн долларов инвестиций.
Упомянем также проекты, успешно работающие на азиатском рынке и хищно посматривающие на Россию – это, например, EasyTaxi, GrabTaxi, TaxiWise, Didi Dache. Эти ребята активно демпингуют, и если они придут к нам, то таксисты, недовольные снижением заработков после прихода «Убера» и «Яндекса», будут вспоминать нынешние времена как эпоху полного благоденствия. Впрочем, есть основания предполагать, что к нам их просто не пустят, но об этом чуть ниже.

Самое стеснительное такси
Что непонятно, так это почему банк с преимущественно государственным участием выдает свои – читай, преимущественно государственные – деньги постороннему проекту, а не тому же «Яндекс.Такси»? (Тем более что несколько лет назад банк приобрел у российского интернет-гиганта бóльшую часть проекта «Яндекс.Деньги».) Вероятно, это связано с тем, что Gett также преимущественно ориентирован на российский рынок. К тому же, его создателем был уроженец Москвы Шахар Вайсер; а среди вложившихся в проект – бывший одессит, мультимиллиардер Леонард Блаватник. Наконец, в 2012 году сервис GetTaxi получил сколковскую премию в номинации «Инновации и технологии». В общем, это – вполне российский проект.
А то, что прибыль от него утекает в Израиль – так к этому нам не привыкать.
И всё же, вопрос остается. Российский бизнес испытывает острую нехватку денег. Тот же Сбер с огромным скрипом выдает кредиты – попробуйте-ка с его помощью открыть в Москве, например, мебельную мастерскую! А тут – такие нехилые вложения в такой проект… Зачем?
Можно предположить, что Gett умудрился попасть в тот неформальный список предприятий, которые негласно разрешено пускать в Россию. Тогда как его конкурентам повезло меньше. Неоднократные негативные высказывания чиновников насчет схемы Uber сопровождаются полным молчанием по поводу работающего схожим образом Gett. А другие возможные конкуренты, уже покоряющие Среднюю Азию, просто не допускаются в Россию. Благо формальных поводов для этого – хоть отбавляй.
При этом именно израильский сервис отличился предельным цинизмом – зная нелюбовь коренных жителей Москвы к «понаехавшим мигрантам», эта служба начала подменять азиатские имена и фамилии водителей на русские – даже без ведома этих водителей. «Смотрите, допустим, будет какой-нибудь Ахмаджон — мы, естественно, поменяем ему имя, на Артема, например» – объясняли в Gettaxi. Действительно, чего ж естественнее, чем стесняться имени своего работника? Ничего личного – просто бизнес. И этот бизнес только что получил отличное, частично государственное финансирование. Причем венчурно – то есть с осознанным риском невозврата этих денег. Когда всем нынешним владельцам надоест заниматься Gett’ом, его могут просто закрыть и на полностью законных основаниях оставить полученные инвестиции себе.
Конечно, это вряд ли произойдет: в Gett вложился далеко не только Сбербанк. И все же, поддержка отечественной экономики государственным банком, как нам кажется, должна выглядеть несколько иначе.

www.eg.ru

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Мы в регионах

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
НАШИ ПАРТНЕРЫ :
_________________________________________